Главная » 2019 » Март » 6 » Алексей Фатьянов
10:36
Алексей Фатьянов
«Когда весна придёт, не знаю. 
Придут дожди… Сойдут снега… 
Но ты мне, улица родная, 
И в непогоду дорога…»
 Алексей Фатьянов

Правительство Российской Федерации издало распоряжение о праздновании в 2019 году 100-летия со дня рождения известнейшего советского поэта-песенника Алексея Фатьянова.

Родился 5 марта 1919 года, умер 13 сентября 1959 русский советский поэт, автор многих популярных в 1940—1970 годах песен (на музыку В. Соловьёва-Седого, Б. Мокроусова, М. Блантера и других композиторов).

Поэт является автором множества популярных песен советского периода. С ранних лет Фатьянов считал книги своими спутниками и при любой возможности погружался в удивительный мир литературных исканий. Будучи рожденным в состоятельной и зажиточной семье, Алексей Иванович получал каждую из желаемых книг, не пребывая в зависимости от денежных трудностей. Просвещение всегда являлось для поэта одной из приоритетных деятельностей. Фатьянов отдает всего себя просторам лирики, прозы. Словно бы заранее зная о печальном отнятии имущества, юный Алексей в полной мере использует все возможности своих родителей. Упорство данного человека явственно видно в его дальнейших розысках информации, а неизменная преданность литературе словно бы пропитывает дух Фатьянова.

Язык написания, применяемый Алексеем Ивановичем, предельно ясен и прост для понимания любого читателя. Поэт отбрасывает излишнюю напыщенность строк, придавая значение лишь мелодичности звучания и доступности восприятия. Работы, дарованные Фатьяновым литературному миру, отличаются мастерством передачи эмоций посредством краткой выразительности, которым в советский период зачастую пренебрегали.

Родом из Владимирской Руси

Родом Алексей Иванович из деревни Малое Петрино, что находится на славной своей многовековой историей, подвигами и песнями Владимирщине - Владимирской Руси. Добрыми делами прославили эту землю её жители.

Вот и мстерско-вязниковские родичи Фатьянова, что называется, «по наследству», на генном уровне передали ему свой талант. Многое он взял и от захватывающей дух природной красоты здешних мест и всей Срединной России (вспомним хотя бы слова из другой его песни -«Клязьма-речка, подскажи словечко!..») Вот где легко и безошибочно угадываются истоки его песенно-поэтического дара.

…В конце двадцатых семья Фатьяновых перебирается в Подмосковье. Будущий «русской песни запевала» становится студийцем театральной школы им. А. Д. Попова при Центральном театре Красной Армии. Вскоре вводится в спектакли. А в 1938-1939 годах уже гастролирует с театром по стране (вплоть до Дальнего Востока).

С 1940 года Фатьянов служит в ансамбле Орловского военного округа. Теперь он дипломированный актёр, популярный ведущий концертных программ, самобытный чтец. В эти же годы он начинает много писать, публикует свои первые очерки и стихи в орловской областной «Молодёжке», становится её постоянным корреспондентом.

«Дальше мы не отступим, дальше - сердце России!»

В июне 1941 года при передислокации частей ансамбль оказывается в авиагарнизоне под Брянском. Здесь его и застала война. Уже первые дни определили ратное место рядового Фатьянова. Помимо двух-трёх ежедневных выступлений перед бойцами ему приходится писать злободневные, «с листа», сатирические частушки и сценки, поэмы и песни. Фатьянов неоднократно обращается к командованию с просьбой отпустить его на фронт. Но во всех просьбах ему было отказано. Впрочем, и отпускать-то по большому счету было некуда: ансамбль и без того являлся фронтовым.

Первое ранение настигает Фатьянова при прорыве ансамбля из вражеского кольца.

Окружение, бесчисленные выступления на передовой (в том числе и в прославленной Панфиловской дивизии), требующие немалого мужества и суровой солдатской стойкости, да и мучительная горечь поражений первого года войны по всем законам человеческой природы вроде бы должны были ввергнуть Фатьянова в тяжкую усталость, или, говоря по-нынешнему, в депрессию. Но вопреки всему с поэтом происходит то, что можно назвать «тёркинским эффектом». Из-под его пера выходят искромётные строки. Оказывается, «на солнечной поляночке» нет горшего горя, чем то, как «черноглазая свела с ума». Следом рождаются лихие строевые куплеты «Ничего не говорила».

Вслушаешься в эти фронтовые строки Фатьянова и не головой даже, а сердцем поймёшь, почему именно его песни зазвучали по всем фронтам. Всё в них ясно и понятно: что надо защищать, за кого сражаться и с каким настроем идти в бой.

Когда два сердца бьются в унисон

Со многими композиторами довелось работать Алексею Фатьянову. Но ни с кем он не написал столько бесценных для русского человека песен, как с Василием Соловьёвым-Седым. Вот лишь некоторые из них: «Давно мы дома не были», «Где ж ты, мой сад?», «Потому что мы пилоты», «Золотые огоньки», «Где же вы теперь, друзья-однополчане?», «Поёт гармонь над Вологдой», «Дорога-дорога»

А впервые с текстами будущих песен Алексей Фатьянов подошёл к 35-летнему композитору ещё в парке Тополя города Чкаловска (ныне Оренбурга). Вот с той поры и началось продолжавшееся всю оставшуюся жизнь их сотрудничество.

Что ни песня, выходящая из-под их совместного поэтическо-музыкального пера, то событие. Например, музыкальным символом Ленинграда (ныне Санкт-Петербурга), родного города Соловьёва-Седого, и даже его радиопозывным стала написанная ими песня 1945 года «Наш город».

А в самый разгар войны, тремя годами раньше, в 1942-м, в том же содружестве рождается одна из самых «главных» и популярных, как на фронте, так и в тылу, песен Великой Отечественной войны – «Соловьи».

«Васи Тёркина родня»

Уже в годы военного лихолетья в песнях Фатьянова всё отчётливее стала проявляться их сугубо народная, почти былинная суть:

«В чистом поле пули свищут. 
Птицы боле не поют. 
В чистом поле пули ищут 
Буйну голову мою».

Это писалось в 1943 году. Но как же меняется душевный настрой Фатьянова в 1945-м! В стихах «Эшелон идёт домой» звучит бесшабашная удаль солдата-победителя, а за его солёной шуткой и дорожным трёпом - плохо скрываемое волнение и нежность к близкому, теперь уже очень близкому, дому.

Твардовский, с поэтической славой которого в те годы вряд ли кто мог соперничать в нашей стране, оказывается, втайне завидовал Фатьянову и как-то, будучи слегка навеселе, даже посетовал, дескать, тебе, Алеша, хорошо - тебя всегда будут петь, а меня, мол, кто будет после смерти читать, позабудут. Не знаю, по этой ли причине или какой другой, но, будучи близким другом Фатьянова, Александр Трифонович за все долгие годы своего авторитетного редакторства в «Новом мире» так и не напечатал на его страницах ни одной строчки Алексея Ивановича. И тот, не произнося ни слова укора самому Твардовскому, оставаясь наедине, отчаянно, до слёз переживал такую вопиющую несправедливость со стороны друга.

Впрочем, Фатьянов, простодушно забыв свои обиды, ещё не раз подтвердит своё с Твардовским родство. Вплоть до прямого свидетельства, как, например, в поэме «Иван Бровкин» (1957 г.):

«Это я, ваш Ваня Бровкин, 
Васи Тёркина родня!..»

В судьбе и творчестве Алексея Ивановича Фатьянова, как в капле воды, отразилась вся жизнь нашей страны со всеми её перипетиями и сложностями, радостями и горестями. Уже будучи известным композитором, по злому навету он даже признан был «врагом народа» и искупал свою «вину» кровью, воюя в штрафбате. Это случилось уже на изломе войны, когда поэт-песенник работал в Краснознамённом ансамбле песни и пляски имени Александрова. Итак, несправедливо оклеветанный, он, желая доказать свою невиновность, рвётся на фронт, добивается своего и, участвуя в составе штрафбата в тяжёлых, кровопролитных боях за древнюю столицу Венгрии Секешефехервар, был ранен и оправдан.

Если судить по его творчеству послевоенных лет, трудно, практически невозможно предположить о тех несправедливостях, которые по воле завистников и злых людей пришлось пережить этому «мастеровому русской песни».

Послевоенный Фатьянов уверенно занимает достойное место в русской советской песне. Вопреки всему. Вопреки разгромному постановлению ЦК по фильму «Большая жизнь», где он, автор песни, наделён ярлыком «певца кабацкой меланхолии» (вспомним, что теми же словами клеймили ненавистники любимейшего поэта Алексея Фатьянова – Сергея Есенина). Увы, несправедливые удары судьбы и в мирное время продолжали преследовать Алексея Ивановича. А заклеймённая фатьяновская песня из этого кинофильма «Три года ты мне снилась» на поверку оказалась одной из самых светлых и чистых.

Самая желанная

И всё-таки жизнь, в конце концов, всем воздаёт по заслугам. Вот и для Фатьянова, с его собственной точки зрения, мирное время началось вовсе не с бичующих строчек партприговора, а с женитьбы. В 1946-м он встретил ту девушку, образ которой уже выкристаллизовался в его песнях и стихах. «Снятся бойцу карие глаза…», «Возвращусь, чтобы с веткой сирени бросить в руки твои - любовь», «Кровь к вискам бросается - до чего красавица», «Играй, играй, рассказывай, тальяночка, сама, о том, как черноглазая свела с ума»,«Никакая на свете другая не заменит тебя вовек»

Между тем композиторский круг Фатьянова заметно расширяется. Теперь на его слова пишут Мокроусов, Богословский, Блантер, Новиков, Хачатурян, Жуковский, Бирюков… Следуют заказы и на песни для спектаклей и многочисленных (около 20) кинофильмов. Но по-прежнему упорно не печатают его стихов.

Угнетают и бытовые трудности: уже родились дочка Алёна и сын Никита, а своего жилья всё нет. Когда же вместо чужого угла всё-таки появляется крыша над головой, небольшая квартирка на Первой Бородинской, то молодая хозяйка, Галина Николаевна, умудряется в короткий срок устроить едва ли не самый уютный, хлебосольный и открытый дом в Москве.

Только надёжнейшим семейным тылом можно объяснить то настроение безграничного счастья и любви, которое пронизывает послевоенные стихи и песни Фатьянова: «Улыбнись мне, родная, отбросим всё, что радость мешает встречать…», «Мне от глаз твоих красивых взор не отвести», «Легко ему шагается»

Было и много заказных, под комедийных актёров писанных, с частушечным налётом песен: «На крылечке твоём», «Хвастать, милая, не стану», «Мы, друзья, перелётные птицы», «Ромашка моя». Они все - шедевры сложнейшего жанра, в них ни грамма пошлости.

«Что не сбылось, то сбудется…»

У Алексея Фатьянова, по утверждениям врачей, было очень больное сердце. И оно не выдержало боли и перегрузок. А вот песни Фатьянова продолжают жить. Народ давно уже признал их своими и порой даже не догадывается об авторстве. Они звучат по радио и с экранов телевизоров, их поют в концертах, на встречах ветеранов и просто в застольях. И можно с уверенностью сказать: их будут петь и впредь, пока живет на земле русский народ.

Наконец, благодаря стараниям вдовы Фатьянова - Галины Николаевны и почитателей его таланта, начали выходить и сборники стихов Алексея Ивановича.

В 1946 году молодой и счастливый Фатьянов неожиданно написал:

«Что не сбылось, то сбудется.
Не сбудется - забудется.
Когда проходит молодость,
Ещё сильнее любится».

Эта песня обязательно звучит и на традиционных фатьяновских песенных праздниках, которые ежегодно, в конце июля, вот уже более четверти века проводятся на его малой родине - Владимирщине, на Клязьме. По масштабам они уже давно сравнимы с пушкинскими, лермонтовскими, некрасовскими, и тургеневскими. На них обычно выступают поэты и певцы со всей нашей необъятной России. Выдержать творческий экзамен у певучих фатьяновских земляков не так-то легко. Но солнечная поляночка, где проходит большой праздник, манит гостей из года в год.

Незадолго до смерти Фатьянов написал:

«Если б я родился не в России,
Что бы в жизни делал? Как бы жил?
Как бы путь нелёгкий я осилил?
И, наверно б, песен не сложил.»

Пожелание

Я в поля к золотым одуванчикам 
Уезжаю с восходом зари. 
Ну, а ты всё сиди на диванчике 
И балет в телевизор смотри. 
Мы, краёв неизведанных жители, 
В поле ранний встречаем рассвет. 
И пока что у нас в общежитии 
Телевизора временно нет. 
Нам нельзя ещё очень завидовать, 
Но не надо нам жизни иной, 
Краше наших просторов не видывать 
Ни в каком панорамном кино. 
Помашу я рукой тебе издали, 
И «до скорого», как говорят… 
А в красивом твоём телевизоре 
Пусть все лампочки перегорят. 
1959

 

Сборы

Сергею Никитину
Погрозила гроза и ушла, 
Дробным громом вдали раскатясь. 
Снова даль голубая светла. 
Снова пчёлы гуторят, роясь. 

 
Словно сборы в путь дальний у них - 
Суетня, гомотня, беготня… 
Так и я… Чем я хуже других? 
Вещи собраны все у меня. 

 
Вещи - нет! Не багаж-саквояж, 
Не громоздкий пузан-чемодан. 
Лишь тетрадка да карандаш, 
Да нечитаный друга роман, 

 
Да еловая палка в руке, 
Чтоб размашистей было идти. 
В дальний путь я иду налегке. 
Пожелайте же счастья в пути. 

1959

 

Соловьи

Пришла и к нам на фронт весна, 
Солдатам стало не до сна - 
Не потому, что пушки бьют, 
А потому, что вновь поют, 
Забыв, что здесь идут бои, 
Поют шальные соловьи. 

 
 Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, 
 Пусть солдаты немного поспят… 

 
Но что война для соловья - 
У соловья ведь жизнь своя. 
Не спит солдат, припомнив дом 
И сад зелёный над прудом, 
Где соловьи всю ночь поют, 
А в доме том солдата ждут. 

 
Ведь завтра снова будет бой, 
Уж так назначено судьбой, 
Чтоб нам уйти, не долюбив, 
От наших жён, от наших нив. 
Но с каждым шагом в том бою 
Нам ближе дом в родном краю. 

 
 Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, 
 Пусть солдаты немного поспят, 
 Немного пусть поспят… 

1942

 

Источник:

1. Интернет

2. Сафошкин, В. Д. Когда весна придет, не знаю. Жизнь и песни Алексея Фатьянова / В.Д. Сафошкин. – М. : Изд-во Эксмо, 2005.- 384с., ил.

Просмотров: 13 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: